Скандинавские Саги

Главная Форумы Северная Традиция Скандинавские Саги

В этой теме 7 ответов, 1 участник, последнее обновление СветлыйМеталл СветлыйМеталл 3 года/лет, 8 мес. назад.

Просмотр 8 сообщений - с 1 по 8 (из 8 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #364
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Путешествие Тора в Утгард

    Выехал Тор на своей колеснице, запряженной козлами, и поехал с ним Локи. Под вечер завернули они к дому одного человека и остались там ночевать. Вечером взял Тор своих козлов, что были запряжены в колесницу, и обоих зарезал. Потом, освежевав их, положил мясо в котлы. Когда же кушанье было готово, Тор и Локи уселись за ужин и пригласили к столу крестьянина со своей семьей: с женой, сыном и дочерью. Мальчика звали Тьяльви, а девочку Рёсква. После ужина расстелил Тор козлиные шкуры по полу и велел крестьянину и его домочадцам кидать кости съеденных козлов в те шкуры. Так они и сделали. Но сын крестьянина, Тьяльви взял бедренную кость и, достав свой нож, расколол ее и выковырял мозг.Переночевав, на рассвете встал Тор и оделся. Захватив свой молот Мьёлльнир, вышел он из дома и, подняв молот, освятил им шкуры с костями, и козлы встали как живые; только один из них хромал на заднюю ногу. Увидал это Тор и начал бранить крестьянина, говоря, что напрасно домочадцы его так неосторожно обошлись с костями козлов: Тор понял, что кто-то сломал берцовую кость.Нет нужды даже рассказывать, как испугался крестьянин, видя, что Тор грозно сдвинул брови: от одного взгляда аса едва не упал он на землю от ужаса. Схватив молот, Тор так сжал его в руках, что даже пальцы побелели. Тут крестьянин и вес его семейство подняли крик и плач и стали просить пощады, предлагая за охромевшего козла все свое достояние. Увидел Тор их страх, и гнев его поулегся. В знак примирения взял он детей крестьянина - Тьяльви и Рёскву - к себе на службу, и с тех пор они неотлучно сопровождают его.Оставив там своих козлов, отправился Тор в Ётунхейм - страну великанов - и шел до самого моря. Переправившись через море, выбрался он на берег вместе со своими спутниками - Локи, Тьяльви и Рёсквой. Вскоре подошли они к большому лесу и шли этим лесом весь день, до самых сумерек. Никто на земле не мог поспорить в скорости с Тьяльви; он нес мешок Тора, а еды у них было немало.Когда стемнело, стали они искать себе на ночь пристанища и набрели вдруг на очень просторный дом. С одной стороны был у него вход - шириною во всю стену. И там-то, около входа, под крышей, и устроились они на ночлег. Но среди ночи случилось большое землетрясение, земля задрожала, и весь дом заходил ходуном. Позвал тогда Тор своих спутников, стали они осматриваться и нашли по правую сторону дома еще и пристройку. Когда вошли они туда, Тор встал у входа, а спутники его забились в угол. Все были страшно напуганы, и Тор держал наготове свой молот, чтобы защищаться. Всю ночь слышали они громкий шум. Как только наступил день, вышел Тор из хижины и увидал неподалеку в лесу спящего человека далеко не малого роста; во сне он ужасно храпел. Понял тогда Тор, что за шум слышали они ночью. Подпоясался Тор своим Поясом Силы, и возросла сто сила аса. Но тут великан проснулся и поднялся на ноги, и говорят, у Тора на этот раз не хватило духу ударить его молотом. Спросил его Тор об имени, и назвался тот Скрюмиром.- Мне же, - заговорил великан, - нет нужды спрашивать о твоем имени - и так знаю я, что ты Аса-Top. Скажи-ка, не ты ли уволок мою рукавицу?Протянул Скрюмир руку и поднял свою рукавицу с земли. Увидал тогда Тор, что она-то и послужила им пристанищем на ночь; за пристройку же приняли они палец той рукавицы.Спросил Скрюмир, не желает ли Тор стать его попутчиком, и Тор согласился. Взял тогда Скрюмир свой дорожный мешок, развязал его и приготовился завтракать; Тор тоже расположился в сторонке со своими спутниками. Позавтракав, предложил Скрюмир сложить всю еду вместе, в один мешок. Тор согласился. Сложил Скрюмир все припасы в свой мешок и взвалил его себе на спину. Весь день шел он впереди огромными шагами. Под вечер он выбрал место для ночлега под большим дубом.- Я лягу теперь и засну, - сказал Скрюмир Тору, - а вы возьмите мешок с припасами и поужинайте.Лег Скрюмир под дубом и сейчас же заснул и громко захрапел, а Тор взял его дорожный мешок и принялся развязывать. Однако, хотя это может показаться невероятным, не удал ось ему развязать ни одного узла, ни одного ремня ослабить. Видя, наконец, что все труды сто тщетны, Тор рассердился, обеими руками схватил свой молот Мьёлльнир и бросил его в голову Скрюмира.- Что это за листок упал мне на голову? - спросил Скрюмир просыпаясь. - Что, вы уже поужинали и устроились на ночлег?Тор отвечал, что они сейчас лягут. Отошли они немного и прилегли под другим дубом, но спать, казалось им, было небезопасно.В полночь услыхал Тор, что Скрюмир храпит так, что гул идет по лесу. Встал он тогда и подошел к великану, изо всех сил замахнулся молотом и ударил Скрюмира прямо в темя: глубоко в голову вошел молот. Скрюмир тут же проснулся.- Что это еще? Неужелр! желудь упал мне на голову? А что же ты все не спишь, Тор?Тор поспешно отбежал от пего и сказал, что только проснулся - а было это в полночь - и что можно еще долго спать, а потом лег снова, поджидая, когда Скрюмира опять сморит сон. Незадолго до рассвета услыхал Тор, что великан вновь захрапел. Встал тогда Тор, подбежал к великану и что было мочи ударил молотом прямо в висок - так, что молот засел по рукоять.Проснулся Скрюмир, потер висок и сказал:- Должно быть, какая-то птица сидит надо мной в ветвях дерева. Мне показалось, что какой-то сучок упал мне на голову. Что же ты не спишь, Тор? Уж не пора ли вставать? Теперь вам уже недалеко до селения, что зовется Утгард. Слыхал я, как перешептывались вы о том, что человек я немалого роста, но если попадете вы в Утгард, то увидите там людей еще больше меня. Я дам вам один полезный совет: не держите себя там надменно - стража нашего конунга Утгарда-Локи не потерпит насмешек от мелюзги! Если хотите добраться туда, не сбиваясь с пути, держите все на восток. Мне же путь лежит на север.Взял Скрюмир дорожный мешок, вскинул его себе на спину и без дороги зашагал через лес.Тор со своими спутниками пошли по указанной тропе и шли так до полудня; тут увидали они на поляне большой город. Им пришлось совсем запрокинуть головы, чтобы смерить его взглядом. Подошли они к городу и увидали железные решетчатые ворота, запертые изнутри. Подошел Тор к решетке, но никак не мог сладить с замком, - и поскольку они непременно хотели пробраться в город, пришлось им пролезть между прутьями той решетки.За воротами увидали они большие палаты; они зашли внутрь и увидали на двух длинных скамьях множество великанов свирепого вида. Тор со спутниками подошли к конунгу Утгарда-Локи и приветствовали его. Недружелюбно посмотрел на них конунг, заскрежетал зубами и сказал так:- Теперь уже поздно допытываться, как вы попали сюда, разве есть еще какой-нибудь путь, которого я не знаю? Неужели этот коротышка - сам Тор? Думал я раньше, что должен ты быть поболее ростом! И в каком же искусстве берутся показать себя твои спутники? Каждый, кто только приходит сюда к нам, должен владеть искусством или умением, в котором он превосходил бы других.На это отвечал ему Локи, вошедший последним:- Я владею одним искусством и готов доказать наделе, что никто из сидящих здесь не съест доли своей быстрее меня!- И то искусство, - отвечал Утгарда-Локи, - и следует испытать тебя в этом деле.И крикнул он, чтобы человек, сидевший на дальнем конце скамейки, по имени Логи, что значит "Пламя", вышел вперед и вступил в состязание с Локи.Принесли корыто, поставили его на пол посреди зала и наполнили мясом. По концам корыта сели Локи и Логи и принялись есть мясо каждый со своей стороны и встретились лицом к лицу как раз посреди ко рыта. Оказалось, что Локи съел все мясо, оставив одни только кости, а Логи съел не только мясо, но и кости, а с ними и корыто. И все нашли тут, что Локи проиграл состязание.- А ты в какой игре мастер? - спросил Утгарда-Локи у Тьяльви.Тьяльви отвечал, что готов бегать взапуски с каждым, с кем только прикажет Утгард-Локи.- Хорошее это искусство, - сказал Утгарда-Локи и приказал поскорее начинать состязание.Вышли они все из зала в открытое поле, вызвал Утгарда-Локи из своей стражи начальника по имени Хуги, что значит Мысль, и велел ему состязаться в беге с Тьяльви. Побежали они в первый раз, и Хуги, обогнав Тьяльви, повернул назад и побежал ему навстречу.- Надо тебе еще поднатужиться, Тьяльви, если ты хочешь выиграть игру, - произнес Утгарда-Локи, - но правду сказать, сюда не заходил еще ни один человек, который был бы быстрей тебя на ногу.Побежали они во второй раз, и, когда Хуги, добежав до конца поля, оглянулся назад, Тьяльви был еще далеко позади.- Хорошо бегает Тьяльви, как я погляжу, - сказал Утгарда-Локи, - по не думаю, чтобы удалось ему выиграть игру. Пусть же бегут они теперь в третий раз.Побежали они снова, и на этот раз, когда Хуги, добежав до конца поля, повернул назад, Тьяльви не пробежал еще и половины. И объявили тогда, что состязание окончено.Спросил наконец Утгарда-Локи, каким искусством хочет похвастаться перед ними сам Тор: ведь люди много говорят о его богатырской силе и славных его подвигах. Тор отвечал, что всего охотнее стал бы он состязаться с кем угодно в питье.- Устроить это нетрудно, - отвечал Утгарда-Локи и, войдя в зал, приказал подать штрафной рог, из которого обычно пьют его люди.^ Сейчас же вошел стольник и подал Тору рог.- Хорошо пьет тот, кто выпивает этот рог с одного глотка, - сказал Утгарда-Локи. - Некоторые у нас выпивают его в два глотка, и нет никого, кто не допил бы его до дна с третьего раза.Посмотрел Тор на рог, и показался он ему невелик, хоть и длинен изрядно, и почувствовал Тор сильную жажду. Взял он рог и сделал огромный глоток, думая, что никак не придется прикладываться к рогу во второй раз. Но когда перехватило у него дыхание и поднял он голову, оказалось, что едва только отпил он от краев.- Хорошо ты пил, - сказал Утгарда-Локи, - но не слишком много.Не поверил бы я, если бы мне сказали, что не в силах Тор выпить больше. Я уверен, что ты пожелаешь попытаться еще раз!Ничего не ответил Тор, приложился губами к рогу и стал пить, сколько хватает дыхания, надеясь па этот раз выпить больше. Тут он заметил, что конец рога не поднимается так высоко, как бы он желал. Когда же отнял он рог ото рта, стало видно, что теперь только открылись края рога.- Что ж это, Тор? - сказал Утгарда-Локи. - Неужели не можешь ты выпить больше? Если ты приложишься к рогу еще раз, то постарайся выпить побольше, а то мы здесь не станем считать тебя столь великим героем, каким почитают тебя асы, разве что ты отличишься еще в чем-нибудь.Рассердился Тор, приложился к рогу и стал пить во всю мочь, и убыло тогда в роге, хоть и ненамного. Тогда отбросил он рог и больше пить не захотел. - Теперь ясно, что этот ас вовсе не так могуч, как мы думали, - сказал Утгарда-Локи. - Не хочешь ли ты попытать счастья в какой-нибудь другой игре, Тор?- Я готов состязаться в любой игре, - отвечал Тор, - но странным показалось бы мне, если бы дома, среди асов, такие глотки назвали бы маленькими. Какую же игру ты мне предложишь теперь?- Есть здесь у нас мальчишки, - заговорил Утгарда-Локи, - которые сочли бы пустячным делом поднять с пола мою кошку. Я не стал бы об этом и говорить с Тором, если бы не убедился сейчас, что ты не так могуч, как я думал.Тут появился в зале серая кошка и ростом немаленькая. Подошел к ней Тор, подхватил его руками поперек туловища и хотел было поднять, но кошка только выгнулась дугой; поднатужился Тор, как только мог, и подняла тогда кошка одну только лапу!- И эта игра окончилась так, как я ожидал, - сказал Утгарда-Локи. - Моя кошка очень велика, а Тор мал ростом и слабосилен; не справиться ему с нашими великанами.- Как ни мал ростом я, по твоим словам, - перебил его Тор, - но пусть любой из вас выходит бороться со мной: теперь я разозлился!- Не вижу здесь никого, кто счел бы стоящим делом с тобой схватиться, - отвечал Утгарда-Локи, окидывая взглядом скамьи. - Позовите-ка сюда женщину, няньку мою, Элли - Старость, пусть поборется с нею Тор, если хочет; побеждала она людей, которые казались мне не слабее Тора.Как только сказал он это, вошла в зал старуха, и приказал ей Утгарда-Локи начать борьбу с Тором. Нет нужды долго рассказывать: чем сильнее напирал Тор, тем тверже держалась старуха; когда же она, в свою очередь, начала напирать на Тора, он едва мог устоять, а скоро упал на одно колено. Тут подошел Утгарда-Локи и велел прекратить борьбу, да сказал еще, что Тору теперь нет нужды вызывать на борьбу кого-нибудь из великанов. К тому времени совсем стемнело, и Утгарда-Локи указал путникам их места для ночлега и обошелся с ними очень радушно.Наутро, едва рассвело, Тор и сто спутники встали, оделись и начали собираться в обратный путь. Тут пришел Утгарда-Локи и усадил их за стол: не было недостатка в еде и напитках. Поевши, пустились они в путь, Утгарда-Локи пошел проводить их до ворот. Заговорил Утгарда-Локи на прощание с Тором и спросил, понравилось ли ему путешествие и удалось ли ему встретить кого-нибудь посильнее себя.- Не могу я сказать, чтобы не потерпел я у вас большого унижения, - отвечал Тор. - Знаю, что вы будете отныне считать меня слабым, и это мне очень не по душе.- Ну что же, когда ушел ты из нашего города, скажу тебе правду, - молвил тогда Утгарда-Локи. - И пока я жив, сделаю все, что в моей власти, чтобы никогда ты больше не попал к нам. Да и ныне ты не попал бы к нам, если б только я знал, как велика твоя сила. Ты чуть не причинил нам великих бед: мне удалось отвратить их лишь с помощью чар. В первый раз встретился я с вами в лесу, и, когда пришлось тебе развязывать мой узел, не знал ты, что он был стянут колдовским железом, а не ремнями, и оттого только ты не мог развязать его. Когда же потом ты нанес мне своим молотом три удара, из которых первый же уложил бы меня на месте, если б настиг, я заслонился невидимой для тебя скалой, той самой, что стоит возле моих палат, и на ней теперь три глубоких четырехуголыних впадины, и последняя всех глубже. То же было и в состязаниях ваших с моими людьми: Логи, состязавшийся в еде с Локи, был сам природный огонь, он не поглотил, а спалил пришедшееся на его долю мясо, кости и даже корыто. Хуги, который бегал взапуски с Тьяльви, была моя мысль, и немудрено, что Тьяльви не мог обогнать ее.Когда же ты принялся пить из рога и думал, что выпил так мало, -то было чудо, которому не мог бы я поверить, коли не случилось бы оно на моих глазах; нижний конец рога уходил в море, и, когда придешь ты на морской берег, сам удивишься, как много ты выпил. Теперь это зовется отливом. Назвал я нетрудным делом поднять мою кошку, а между тем ты всех нас привел в ужас, приподняв с земли одну ее лапку, потому что кошка эта была сам Мировой Змей, плотным кольцом обвивающий всю землю: а тут туловище его поднялось над землей, и он касался ее лишь головой и хвостом; ты же, приподнимая его, взмахнул рукой чуть не до самого неба. Не меньшее чудо был и твой поединок с Элл и, в котором ты не сдавался так долго, да и сдавшись, упал лишь на одно колено Элли была сама старость, и нет и не будет никого в мире, кто бы не сдался ей наконец, когда придет его время. Теперь же, скажу я, пора нам расстаться, и для нас всех будет лучше, если вы не станете больше искать встречи со мной.Выслушав эти речи, схватил Тор свой молот и высоко замахнулся им, готовясь нанести удар, но Утгарда-Локи исчез; оглянулся тогда Тор на город, собираясь разгромить его своим молотом, но на месте города увидал только широкое поле. Повернул он тогда назад и пошел своим путем и шел, пока не добрался до Трудвангара, своих владений.

    #4291
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Тор на рыбной ловле

    По возвращении от Удгарда-Локи Тор недолго оставался дома и вскоре снарядился в путь вновь, желая расквитаться за поездку свою к Утгарда-Локи. Так он спешил, что не взял с собою ни своих козлов, ни колесницы, ни спутников. Вышел он из Асгарда и прошел весь Мидгард в обличье юноши и поздно вечером пришел к одному великану по имени Хюмир. У Хюмира нашел он радушный прием и остался у него на ночлег.Поутру Хюмир встал и оделся, собираясь выйти на веслах в море за рыбой. Вскочил Тор на ноги, живо снарядился в путь и стал просить Хюмира позволить и ему порыбачить немного. Хюмир отвечал, что вряд ли он будет на что-либо годен: молод еще и мал и, вероятно, сильно замерзнет, если Хюмир выйдет далеко в море и просидит там так долго, как он привык. Но Тор сказал, что сам будет грести и постарается уплыть еще дальше в море, чем Хюмир. И неизвестно еще, не попросится ли Хюмир первым вернуться домой. Поднялся спор; Тор так рассердился на великана, что уже схватился было за свой молот, да вспомнил, что замышлял в другом испытать свою силу, и поборол себя. Спросил он Хюмира, какую возьмут они с собой приманку, и Хюмир посоветовал Тору приманку для рыбы искать самому. Огляделся Тор по сторонам и увидел стадо быков, принадлежавшее Хюмиру, выбрал самого крупного быка, которого называли Вспоровший Небеса, отрубил ему голову и понес к лодке. Хюмир же тем временем успел спустить лодку на воду. Тор взял весла и принялся грести, и Хюмир увидел, что гребет он хорошо.В скором времени Хюмир сказал, что они уже на том месте, где он привык ловить камбалу, но Тор отвечал, что еще погребет немного, и снова сильно налег на весла. Прошло еще сколько-то времени, и Хюмир сказал, что, пожалуй, дальше рыбачить опасно из-за Мирового Змея. Однако Тор не переставал грести. Хюмир был очень этим недрволен. Наконец Тор положил весла и взялся за удочку с очень большим и крепким крючком.Насадив вместо приманки бычью голову, закинул Тор удочку в море, и, надо сказать, что на этот раз польстился на приманку сам Мировой Змей, которого Утгарда-Локи некогда предлагал Тору поднять с пола в обличье кошки. И надо сказать, что провел тут Тор Мирового Змея не хуже, чем в свое время провел самого Тора Утгарда-Локи. Мировой Змей, разинув пасть, проглотил бычью голову, и крючок впился ему в небо. Почувствовав это, он рванулся так, что кулаки Тора ударились о борт лодки. Разгневался тогда Тор и собрал всю силу аса, чтобы устоять на ногах, но дно лодки не выдержало и проломилось, и Тор уперся ногами прямо в морское дно, а затем подтащил Мирового Змея к самому борту. Надо правду сказать, никто и никогда не видал еще таких взглядов, какими обменялись Тор с Мировым Змеем. Не моргая, смотрел на пего Тор, и Змей тоже не сводил глаз с аса и извергал яд.Рассказывают, что великан Хюмир при виде Мирового Змея и волн, перекатывавшихся через лодку, изменился в лице, побледнел и испугался, и когда Тор уже размахнулся, высоко подняв в воздух свой молот, великан неверной рукой выхватил нож и перерезал лесу, протянувшуюся через борт лодки, и Змей погрузился в море. Тор пустил вслед Змею свой молот и, говорят, даже размозжил ему голову. Но все-таки Змей и по сей день жив и лежит па дне моря. Затем Тор одним ударом по уху сшиб с ног великана, да так, что тот свалился за борт, только пятки мелькнули, а сам вброд добрался до берега.И говорят, что в ту поездку Тор действительно совершил величайший подвиг.

    #4292
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Тор и великан Хрунгнир

    Один раз уехал Тор на восток бить великанов, а Один на коне своем Слейпнире отправился в Ётунхейм и приехал к великану, которого звали Хрунгнир. И спросил Хрунгнир, кто это в золотом шлеме и на таком чудесном коне скачет по воздуху и по земле? Один отвечал ему на это, что готов прозакладывать свою голову, что во всем Ётунхейме не сыщется подобного коня. Рассердился Хрунгнир и сказал, что есть у него прекрасный конь, самый быстрый на свете и зовут его Гульфакси - Золотая Грива. С этими словами вскочил он на своего коня и поскакал вдогонку за Одином, чтобы отплатить за его кичливые речи. Один скакал так быстро, что не успел оглянуться, как оказался в Асгарде, а за ним Хрунгнир, которого обуял такой великаний гнев, что опомнился он только, когда проскочил в ворота. Когда показался он в дверях чертога, предложили асы ему испить пива. Он пошел в зал, и ему подали те две чаши, из которых обыкновенно пил Тор, и он залпом осушил обе. Вскоре напился он пьян, и тут уж не было недостатка в заносчивых речах: говорил он, что поднимет с места Вальгаллу и перенесет ее в Ётунхейм, разрушит Асгард и поубивает всех асов, кроме Фрейи и Сив, которых возьмет себе. Между тем Фрейя все подливала ему в чаши, а Хрунгнир все похвалялся и сказал даже, что выпьет все пиво асов. Когда же надоело асам бахвальство, кликнули они Тора, и Тор тотчас появился в зале. В страшном гневе замахнулся он своим молотом.- Кто это надумал позволить великанам пить здесь пиво? Кто пустил Хрунгнира в Вальгаллу? И почему это Фрейя наполняет ему чаши, точно на пиру асов?Отвечал Хрунгнир, недружелюбно поглядывая на Тора, что это Один предложил ему пива и что пришел он с его позволения.- Но придется тебе об этом пожалеть, прежде чем уйдешь ты из Асгарда, - перебил его Top. - Мало было бы чести асу Тору, если б он убил меня безоружного, - заговорил Хрунгнир, - почетнее было бы, если бы он согласился биться со мной на рубеже у Каменных Дворов. И как глупо с моей стороны, - продолжал он, - оставить дома свой щит и точило! Если бы было при мне оружие, мы могли бы, пожалуй, хоть сейчас выйти на поединок. А убить меня безоружного - значит поступить вероломно. Тор, конечно, не пожелал отказаться от поединка, и тут же назначили день и выбрали место. Пустился тогда Хрунгнир в обратный путь и скакал во весь опор, пока не доскакал до Етунхейма. Услышали великаны о предстоящем ему поединке с Тором и призадумались: понимали они, что от исхода того поединка зависит их судьба. И знали они, что Тор сильнее Хрунгнира, а уж Хрунгнир был среди великанов сильнейшим.Решили они пуститься на хитрость и у Каменных Дворов вылепили из глины великана и вложили ему в грудь сердце одной кобылы, и затрепетало оно, когда явился на место боя Тор. У самого же Хрунгнира сердце было, как это всем известно, из твердого камня, треугольное, как та руна, что зовут "сердце Хрунгнира"; из камня же была и его голова. Щит Хрунгнира тоже был каменный, широкий и толстый; а оружием великану служило точило, которое он вскинул на плечо, и вид у него был ужасающий.Рядом с Хрунгниром стоял глиняный великан Мёккуркальви, и он сильно трусил. Говорят даже, что, увидев Тора, он обмочился.Тор торопился на поединок, а Тьяльви бежал впереди него. Подбежал Тьяльви к тому месту, где стоял Хрунгнир, и сказал:- Как ты опрометчив, великан! Стоишь, выставив вперед свой щит, между тем как Тор решил пробраться в глубь земли, чтобы напасть на тебя снизу!Швырнул тогда Хрунгнир свой щит наземь и стал на него, ухватив обеими руками точило. Тут увидал он молнии и услышал раскаты грома. И увидел Тора, разгневанного аса. Стремительно несся Тор, держа наготове свой молот, и издали бросил его в голову Хрунгнира. Взмахнул Хрунгнир своим точилом и бросил его навстречу молоту; ударился брус о молот и разбился надвое: один кусок упал на землю, и из него образовались все кремниевые скалы, другой же попал Тору в голову, так что тот повалился наземь. Молот Мьёллнир попал прямо в голову Хрунгниру и в мелкие куски раздробил ему череп. Хрунгнир упал рядом с Тором и при этом придавил шею Тора ногою. Тогда Тьяльви напал на глиняного великана и изломал его в куски.Потом, подойдя к Тору, хотел было снять с шеи аса ногу Хрунгнира, да не осилил. Узнав о том, что случилось, подошли и другие асы, и все старались сдвинуть с места ногу Хрунгнира, но ничего из этого не вышло. Тут явился Магин, сын Тора и одной великанши, которому было тогда всего лишь три ночи от роду, легко спихнул ногу Хрунгнира с шеи Тора и сказал:- Жаль, отец, что пришел я так поздно! Думаю, если бы раньше встретил я этого пеликана, то убил бы его одним ударом кулака!Поднялся Тор с земли, поблагодарил сына и сказал, что, верно, вырастет он героем, а в награду хотел подарить ему златогривого коня Хрунгнира. Один же видел это и сказал, что напрасно отдает Тор такого прекрасного копя сыну великанши, а не своему отцу.Вернулся Тор в Трудвангер, а осколок точила так и остался у него в голове. Тут пришла чародейка Гроа, жена Аурвандиля Смелого. Стала она петь над Тором свои заклинания, и почувствовал Тор, что точило стало шататься, и, понадеявшись, что сам сможет его вытащить, захотел вознаградить Гроа за врачевание и порадовать ее доброй вестью.И рассказал он ей, что был на севере, по ту сторону вод, отделяющих Етунхейм от Мидгарда, и сам на спине в железной корзине вынес Аурвандиля из страны великанов. И в подтверждение правдивости своего рассказа, сказал Тор, что один палец на ноге Аурвандиля высунулся из железной корзины и отмерз; тогда Тор отломил его и забросил на небо, сделав из него звезду, которую называют ныне Палец Аурвандиля. И скоро уж вернется Аурвандиль домой.И Гроа так обрадовалась этой вести, что позабыла все заклинания - и камень, хоть высвободился из черепа, но так и остался торчать на голове у Тора. И надо опасаться бросать точило поперек пола: тогда шевелится осколок в голове Тора.

    #4293
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Тор и великан Гейррёд

    Немало приходилось Тору совершать богатырских подвигов, имея дело с великанами, и много рассказывают о путешествии Тора к Гейррёду. В тот раз не было у него ни молота Мьёлльнира, ни Пояса Силы, и виною тому Локи, который был в той поездке вместе с ним. Ибо вот что приключилось однажды с Локи. Раз, чтобы развлечься, взял Локи у Фрейи соколиное оперенье и отправился полетать, и из любопытства залетел на двор к Гейррёду, увидел высокие палаты, опустился и заглянул в окошко. Гейррёд заметил птицу и приказал поймать ее. Слуга, которого он послал, стал карабкаться по стене: медленно подвигался он вверх и с большим трудом, ибо была та стена высока. Локи показалось это забавным, и он решил не трогаться с места, пока слуга Гейррёда не закончить свой трудный путь. Когда, наконец, слуга уже почти добрался до Локи, тот вознамерился улететь, но тут оказалось, что ноги его пристали к крыше. Схватили тогда сокола и отнесли к Гейррёду.Заглянув ему в глаза великан, и догадался, что перед ним вовсе не птица, и приказал Локи отвечать на вопросы, но Локи молчал. Запер его тогда Гейррёд в сундук и продержал там три месяца и морил его голодом. Через три месяца он его выпустил и опять стал расспрашивать, и Локи рассказал ему, кто, и, чтобы откупится, поклялся Гейррёду, что заманит к нему Тора без молота, Пояса Силы и железных рукавиц.Тор согласился пойти с Локи к Гейррёду, но по дороге зашел отдохнуть к великанше Грид, матери Видара Молчаливого. Не любила она Гейрреда и поведала Тору, что великан этот хитроумен и очень силен. Она одолжила Тору свой Пояс Силы, свои железные рукавицы и свой посох, что зовется Посохом Грид.Пустился Тор в путь и добрался до реки Вимур, величайшей из всех рек на свете. Подпоясался он Поясом Силы и, упираясь против течения Посохом Грид, стал переходить реку; а Локи держался за Пояс Силы. Тор дошел уже до середины реки и заметил, что вода в реке быстро прибывает. Скоро она начала перекатываться ему через плечи.Тут Тор увидел, что на скалах, с обеих сторон стеснявших реку, стоит дочь Гейрреда; она-то и устроила наводнение. Поднял тогда Тор со дна реки большой камень и бросил в великаншу, крикнув ей: "Будет в устье запруда!" И он не промахнулся и попал как раз туда, куда метил. В один миг он очутился у берега и, ухватившись за ветку рябины, вылез из воды. Отсюда и пошла поговорка: "Рябина - спасение Тора".Когда пришел Тор в дом Гейрреда, отвели его вместе со спутником в козий хлев. Там была одна только скамья, и Тор сел на нее. Вскоре заметил он, что скамья под ним поднимается к самой крыше; уперся тогда Тор Посохом Грид в стропила и заставил скамью опуститься на пол. Тут послышался хруст и крик: под скамьей схоронились две дочери Гейрреда; хотели они погубить Тора, придавив его к потолку, но вместо того погибли сами.Вскоре позвал Гейррёд Тора в палату - принять участие в играх. Там вдоль стен были разложены большие костры, и едва вошел Тор, Гейррёд щипцами достал из огня брусок докрасна раскаленного железа и бросил в Тора. Тор поймал брусок железной рукавицей и высоко поднял, так что Гейррёд поспешил укрыться за железным столбом. Но Тор с такой силой бросил в Гейрреда раскаленное железо, которое держал в руке, что оно пробило железный столб, и грудь Гейрреда, и стену и только потом, упав, ушло в землю.

    #4294
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Пир богов у Эгира

    Могучий и страшный великан Эгир, властитель моря, был раз на пиру у Одина и пригласил его со всеми асами к себе в гости. Но наступило уже назначенное время, а Эгир и не думал готовиться к пиршеству. Тогда Тор потребовал, чтобы великан сдержал слово и хорошенько угостил асов.- Дело в том, что нет у меня такого большого котла, в котором я мог бы наварить меду на столько гостей, - отвечал Эгир.Но знали асы, что у великана Хюмира есть громадный, в несколько миль глубиною, котел, и Тор вызвался съездить за ним и добыть его для Эгира. Целый день ехал Тор на восток, пока не добрался до страны великанов на берегу Восточного моря. Остановился Тор перед жилищем Хюмира, выпряг своих козлов, поставил их в стойло, а сам вошел в дом. В это время сам великан Хюмир был на охоте, и в доме хозяйничала его жена, страшное чудище с девятьюстами головами. Однако великанша приняла Тора радушно и, зная, что Хюмир не очень-то любит гостей, спрятала аса за ледяным столбом.Поздно вечером вернулся с охоты Хюмир, весь в снегу, обмерзший ледяными сосульками. Ласково встретила его жена и осторожно сказала о приезде гостя; Тор все еще прятался за огромным ледяным столбом, подпиравшим крышу. Посмотрел Хюмир на ледяной столб, и от взгляда его лед затрещал и весь столб разлетелся вдребезги, так что Тор очутился лицом к лицу с великаном. Посмотрел Хюмир на него и на молот, который Тор не выпускал из рук, и пригласил Тора сесть за стол. За ужином Тор съел несколько быков и выпил целую бочку меду.Ну другое утро великан пригласил Тора с собой на рыбную ловлю. Тор согласился, и они отправились в море. Вскоре поймали они двух китов. А когда вернулись домой, Тор один на своих плечах вынес на берег и китов, и лодку. Стал после этого Тор просить Хюмира одолжить асам пивной котел, но великан не ответил - он только посмеивался над крошечным ростом Тора: дескать, котла ему не поднять, пусть попробует сперва сломать чашу, из которой великан на пирах пил пиво. Засмеялся Тор и изо всех сил бросил чашу в ледяной столб; лед разлетелся вдребезги, но чаша осталась цела и сама вернулась в руку великана. Тогда Тор изо всех сил бросил чашу в голову великана; чаша зазвенела и, упав наземь, разлетелась на куски. Взял тогда Тор пивной котел, вскинул его на спину и пустился в обратный путь.Эгир, получив котел, наварил пива и пригласил к себе всех асов на пир. Собрались к нему гости: Один с женою своею Фригг; жена Тора Сив, но самого Тора не было - не вернулся он еще из новой поездки своей на восток; Браги, сын Одина, с женою своею Идунн; пришел также воинственный и отважный Тюр, однорукий ас. Пришли и другие асы, пришел и коварный Локи.У Эгира были прекрасные служители одного звали Фимафенг - Ловкий Добытчик, а другого - Эльдир - Повар.Когда боги расселись по местам, приказал Эгир внести в палату светящееся золото, и оно освещало палату, а пиво на том пиру само собою подавалось на стол.Чертог у Эгира был большой и просторный. Гости наперебой хвалили порядок и прислугу в доме. Локи это показалось досадным, и он не вытерпел и убил служителя Эгира - Фимафенга.Все асы повскакали со своих мест и подняли страшный крик. Локи выбежал из чертога, но гости не успокоились и преследовали его, пока он не скрылся в лесу. После этот асы вернулись к Эгиру и опять принялись пировать. А Локи, не слыша более за собой криков, вышел из лесу и осторожно пробрался назад, во двор. Во дворе он встретил другого служителя Эгира, Эльдира, и начал с ним разговор.- Послушай, Эльдир, прежде чем сделаешь ты еще хоть один шаг вперед, скажи-ка мне, что поделывают теперь на пиру асы? - сказал Локи.- Толкуют они об оружии и славных боях, но никто из асов и альвов пе обмолвился о тебе добрым словом, - ответствовал Эльдир.- Пусти же меня в залы Эгира, чтобы я сам мог убедиться в этом; насмешками своими я пристыжу асов, и мутными покажутся им пиво и мед.- Но помни, Локи, - предостерег его Эльдир, - что твое злословие до добра тебя не доведет.- И ты помни, Эльдир, что сколько бы мы с тобой тут ни бранились, последнее слово всегда будет за мной! Сказав так, Локи вошел в зал. И когда гости, сидевшие в зале, увидели, кто вошел к ним, они все вдруг замолчали.Тогда Локи молвил:- Томясь жаждой, вхожу я сюда, свершив долгий путь, и прошу богов: не даст ли мне кто-нибудь чудесного меду? Что молчите вы, боги? Разве вы не хотите мне отвечать? Укажите мне место в зале или прикажите уйти отсюда.И отвечал ему Браги:- Никогда никто из богов не укажет тебе места в этом зале. Боги сами прекрасно знают, кого допустить к своему столу.- И ты то же скажешь, Один? - воскликнул Локи. - А между тем когда-то мы заключили с тобой кровное братство и ты поклялся не касаться губами питья, если оно не поднесено нам обоим.Тогда сказал Один:- Встань же, Видар, и уступи место Локи, чтобы не пришлось нам здесь, в залах Эгира, выслушивать брань.Видар встал и подал Локи рог.- Честь и хвала вам, боги и богини! Честь и хвала всем, кроме Браги! - вскричал Локи, принимая рог.- Я с радостью отдал бы и коня, и меч, и драгоценный свой перстень, лишь бы избавиться нам от твоих ядовитых речей! - отвечал ему Браги. - Никогда не было у тебя ни коней, ни перстней! - засмеялся Локи. - Ты первый из всех асов и алыюв обращаешься в бегство, пугаясь вражеских стрел и копий.Браги тогда сказал:- Если бы не был я ныне у Эгира в доме, давно снял бы твою голову с плеч!- Хорошо тебе похваляться, сидя на месте! Показал бы лучше себя на деле! - не унимался Локи.- Браги, не состязайся с Локи в обидных речах на пиру у Эгира! - вмешалась в их перебранку Идунн. Но Локи посоветовал Идунн молчать и начал клеветать на нее. Тогда Один вступился за Идуип:- Глупо ведешь ты себя, Локи, и напрасно нападаешь на асов.- Молчи, Один! И сам-то ты не умеешь решить толком ни одного боя: разве не случалось тебе отдавать победу слабейшим? А еще про тебя говорят, что ты ходишь по дорогам вместе с колдуньями и колдунами, пугая людей. Некрасивое это занятие!Вступила в спор Фригг, но Локи и про нее начал рассказывать обидные вещи. Тут поднялся со своего места Ньёрд:- Много можно сказать о нас и дурного, и хорошего. Странно видеть только, что один из асов ведет себя так недостойно!Локи и ему не дал спуску. Все асы, негодуя на Локи, заступились друг за друга, но у Локи для каждого из них был готов ответ. Одна только жена Тора, Сив, не вступала еще в спор, и о ней одной ничего еще не успел сказать Локи, и вот начал он наконец бранить и ее. Но тут раздался шум и грохот, сотрясались скалы: это сам Тор вернулся из похода на восток. Услышал Тор, как Локи порочит Сив, и страшно разгневался.- Замолчи, негодяй, - закричал он, - если не хочешь, чтобы молот мой Мьёлльнир навсегда закрыл тебе рот! Или я заброшу тебя на восток, где ты сгинешь!- Ты лучше бы сделал, если бы не поминал походов своих на восток! Раз довелось тебе искать приюта в пальце рукавицы и спокойно проспать там всю ночь.Разгневался Тор еще больше:- Молчи, негодяй, если не хочешь, чтобы молот мой Мьёлльнир навсегда закрыл тебе рот! Ни одной кости не уцелеет в тебе под первым ударом моей правой руки!- Как ни грозишь ты мне своим молотом, а я все-таки намерен еще пожить. Ты же чуть не умер с голоду, когда не хватило у тебя силы развязать ремни великана Скрюмира.- Молчи же, негодяй! Победитель Хрунгнира живо отправит тебя к Хель!- Ни одному из асов не удалось заставить меня замолчать; тебе только покоряюсь я, Тор, потому что знаю: ты бьешь наповал! А ты хорошо угостил нас, Эгир! Но пусть пламя пожрет и тебя, и твой дом!

    #4295
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Песнь о великане Трюме

    Однажды проснулся Тор и не нашел около себя молота. Сильно рассердился он и стал шарить руками вокруг себя по земле. Закричал он так:- Послушай-ка, Локи, что я тебе скажу! Случилось дело неслыханное ни на земле, ни на небе: у аса украли его молот!Пошли они вместе на двор к прекрасной Фрейе, и первым заговорил Тор:- Не одолжишь ли ты мне, Фрейя, своего соколиного оперенья, чтобы помочь мне вернуть молот Мьёлльнир?- Я согласилась бы дать ее тебе, будь она даже из золота; я дала бы ее тебе, будь она даже из серебра! - ответила Фрейя.Полетел тогда Локи - зашуршали перья; покинул он Асгард и прилетел в Ётунхейм.Трюм, властитель великанов, сидел на холме; он надевал золотые ошейники на собак и расчесывал гривы своих лошадей.- Что случилось с асами? Что случилось с альвами? Почему попал ты в страну великанов? - спросил он у Локи.- Неладно у асов! Неладно у альвов! - отвечал Локи. - Не ты ли скрываешь у себя молот метателя молний?- Я спрятал молот Тора глубоко-глубоко под землею. Никому не достать его оттуда. Пусть Тор привезет мне в жены Фрейю! - сказал Трюм. Полетел тогда Локи - зашуршали перья; покинул он Ётунхейм и прилетел в Асгард. Тор ждал во дворе и, увидев Локи, закричал:- Передай мне свои вести сверху, не опускаясь на землю! Сидя зачастую много недосказывают, а лежа всего легче лгут.- Молот твой держит у себя Трюм, властитель великанов, - отвечал Локи. - Ни за что не отдаст он его, если не привезешь ты ему в жены Фрейю.Пошли они повидаться с прекрасною Фрейей и сейчас же обратились к ней с такой речью: - Укройся, Фрейя, покрывалом невесты! Мы повезем тебя в страну великанов.Рассердилась Фрейя и фыркнула так, что содрогнулось жилище-асов и драгоценное ожерелье Фрейи, выкованное карликами, разлетелось в куски. Наотрез отказалась она ехать в страну великанов.Испугались асы: как защитятся они от великанов, если Тор навсегда лишится своего молота? Собрались все асы на совет и стали думать, как вернуть метателю молний его молот.Заговорил тут Хеймдалль, мудрейший из асов, как и все ваны, он знал наперед все, что должно случиться.- Укроем Тора покрывалом невесты, не поскупимся на драгоценные украшения; пусть ключи гремят у его пояса, и женское платье закрывает ноги; грудь его украсим драгоценными каменьями, а на голову наденем нарядный убор!Заговорил тогда Тор, могучий ас:- Как бы не стали другие асы звать меня женоподобным, если позволю я надеть на себя покрывало невесты. Ему отвечал Локи:- Прекрати эти речи, Тор! Если не удастся тебе вернуть молота, то великаны не замедлят поселиться в жилище асов.Укутали тогда Тора покрывалом невесты, украсили драгоценными бусами, повесили ключи, чтобы гремели они у пояса; женское платье закрыло его ноги; грудь украсили драгоценными каменьями, а на голову Тору надели нарядный женский убор. Заговорил тогда Локи:- Надо теперь и мне переодеться, чтобы выдать себя за твою служанку, а потом мы вместе поедем в страну великанов.Живо привели с пастбища козлов и поспешно запрягли их в колесницу: предстояло им бежать быстро. Сотрясались и рушились горы, земля пылала огнем - то сын Одина ехал в страну великанов.Заговорил Трюм, властитель великанов:- Вставайте, великаны! Устилайте соломой скамейки: везут мне в жены богиню Фрейю. Много у меня на дворе коров златорогих, много черных, без отметин, быков, много всяких драгоценностей и дорогих ожерелий - кажется, недоставало мне одной только Фрейи!Не успел наступить вечер, как собрались гости, и тут великаны подали пива. Целого быка, восемь лососей и все кушанья, приготовленные для женщин, проглотил Тор и, сверх того, выпил еще три ведра меда. Заговорил тогда Трюм, властитель великанов:- Видал ли кто-нибудь, чтобы невеста исправнее работала зубами? Никогда не видал я, что бы невеста больше пила меду.Близко сидела находчивая служанка и не задумалась над ответом великану:- Целых восемь дней и ночей не ела Фрейя, так не терпелось ей попасть в страну великанов.Приподнял Трюм покрывало, желая поцеловать невесту, и отскочил на другой конец зала.- Как ужасны глаза Фрейи! Мне показалось, что они мечут огонь!Близко сидела находчивая служанка и не задумалась с ответом великану:- Восемь ночей не спала Фрейя, так не терпелось ей попасть в Страну великанов.И сказал тогда Трюм, властитель великанов: - Принесите молот и положите его на колена невесты, пусть сама Вар, покровительница браков, благословит нас.Увидал метатель молний свой молот, и возликовало в груди его сердце! Схватив молот в руки, Тор прежде всего убил Трюма, а вслед за этим истребил и весь его род.Так вернул себе молот бог Тор, сын Одина.

    #4296
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Похищение Идунн

    Однажды Один, Локи и Хёнир отправились в путь. Шли они долго, через горы и пустыни, и вскоре проголодались. А случилось так, что не было у них с собою еды. Вскоре спустились они в одну долину и увидели там стадо быков, зарезали одного из них и решили поджарить себе мяса между двумя раскаленными камнями. Через какое-то время проверили они мясо, но то еще не прожарилось. Подождали они и вновь посмотрели, готова ли еда, но мясо оставалось сырым.Задумались они, чьи это чары. И услышали тут голос, раздававшийся прямо у них над головой. Подняли они головы и увидели, что то был орел, и немаленький.- Если пообещаете мне разрешить наестся досыта мяса, то тут же я сделаю так, то оно изжарится, - сказал им орел.Они согласились, и орел накинулся на их еду. Разгневался Локи и ударил орла по спине большой палкой. А палка та пристала к спине орла, когда вздумал он подняться в воздух. И руки Локи тоже пристали к палке, так что поднялся он вместе с орлом в воздух.Полетел орел прочь от того места, а летел он специально так низко, что ноги Локи задевали за верхушки деревьев и гор, и казалось Локи, что оторвутся в тот же миг его руки. Не выдержал Локи, закричал и стал молить орла отпустить его. Пообещал орел освободить коварного аса, если только пообещает он выманить из Асгарда Идунн с ее яблоками. А был тот орел великим магом Тьяцци, великаном, и владел он множеством золота.Согласился Локи, и тотчас освободил его орел. Вернулся Локи к своим спутникам, и ничего не случилось с ними больше до самого их возвращения в Асгард.В условленный день выманил Локи Идунн из Асгарда, сказав ей, что нашел неподалеку в лесу яблоню с чудесными яблоками, которые обладают невиданной силой. И просил он Идунн прихватить с собою ее собственные яблоки, чтобы могли они сравнить их с найденными Локи. Не успели они дойти до леса, как налетел на них Тьяцци в облике орла и унес Идунн с собою в Ётунхейм.Как только исчезла Идунн, постарели асы, и очень им пришлось без нее туго. Собрались они тогда на совет, и стали все вспоминать, когда последний раз видел каждый из них Идунн. И оказалось, что последний раз все ее видели с Локи.Призвали тогда асы к ответу Локи и стали грозить ему смертными пытками. Испугался Локи и пообещал вернуть Идунн, если только даст ему Фрейя свое соколиное оперенье. Дала ему Фрейя оперенье, и полетел Локи в Ётунхейм. Прилетел он в палаты к Тьяцци, а того как раз не оказалось дома. Превратил тогда Локи Идунн в орех и взял в когти, а затем полетел домой.Вернулся вскоре домой и Тьяцци и сразу обнаружил, что Идунн пропала. Превратился он в орла и бросился вдогонку за Локи.Вышли асы на стены Асгарда - поджидают они Локи с Идунн. И вдруг увидели, что летит сокол с орехом в когтях, а его настигает орел. Принесли быстрее асы ворох стружек и, как только сокол залетел в Асгард, развели костер. Не смог орел остановиться и спалил все перья, а затем упал во владения асов. Не стали они мешкать и убили великана Тьяцци. И говорят, что это один из самых славных их подвигов.Но была у великана дочь по имени Скади. Задумала она отомстить за отца, но асы предложили ей выкуп.И было там три условия. По первому из них могла себе выбрать Скади любого мужа из асов, но при этом должна была она выбирать лишь по ногам. Увидела Скади красивые ноги и решила, что это прекрасный Бальдр. Но ошиблась она - то был Ньёрд. Он-то и стал ее мужем.По второму условию должны были асы ее рассмешить, что было делом нелегким, но удалось это сделать Локи.По третьему условию забросил Один глаза Тьяцци на небо и сделал их двумя звездами.

    #4297
    СветлыйМеталл
    СветлыйМеталл
    Хранитель
    Золотые волосы Сив

    Локи втайне как то раз сделал очередную свою пакость: срезал все волосы с головы Сив. Как только Тор увидал это, схватил он Локи и уже готов был переломать ему кости, да тот поклялся, что добьется от черных альвов, чтобы они сделали для Сив волосы из золота, которые росли бы как настоящие. После этого отправился Локи к карликам - сыновьями Ивальди, и они сделали такие волосы, и еще сделали корабль Скидбладнир и копье Одину, что зовется Гунгнир.После того поспорил Локи с карликом Брокки и даже поставил в заклад свою голову, что брат Брокка, Эйтри, не сделает еще трех столь же драгоценных сокровищ. Пришли они в кузницу, и Эйтри положил в горн свиную шкуру и велел Брокку раздувать огонь, не переставая работать мехами, пока не вынет он из горна того, что туда положил. Вслед за тем Эйтри вышел из кузницы.Брокк взялся за мехи, и вдруг муха села на руку ему и стала кусать, но он работал по-прежнему и не остановился, пока кузнец не вынул из горна выкованной вещи, и был это вепрь с золотою щетиной.Потом кузнец положил в горн золото и опять велел брату раздувать огонь, не выпуская мехов из рук, пока он не вернется в кузницу. Вышел он из кузницы, и снова влетела муха, села Брокку на шею и стала кусать его вдвое сильнее, чем прежде; но он по-прежнему продолжал работать мехами, пока кузнец не вынул из горна золотого кольца, которое зовется Драупнир.В третий раз положил кузнец в горн железо и сказал, что все пропало, если брат его остановится хоть ненадолго. Снова влетела муха, села Брокку между глаз и стала кусать веки, и когда кровь залила Брокку глаза, так что он ничего больше не видел, он быстро взмахнул рукой и прогнал муху, но меха успели опасть. Туг вошел кузнец и сказал, что чуть было не пропала даром его работа. И вынул он из горна молот и, отдав брату своему Брокку все выкованные сокровища, просил его отправиться в Асгард, чтобы взыскать заклад.И вот представили Локи и карлик сокровища, и собрались асы на совет и решили, что приговор вынесут Один, Тор и Фрейр. Тогда Локи отдал Одину копье Гунгнир, которое разит, не зная преграды; Тору - волосы для Сив, которые тотчас приросли к ее голове, стоило их только приложить; а Фрейру - корабль Скидбладнир, которому всегда дует попутный ветер, и корабль этот мог складываться, как плат, и помещался в кошеле.Выложил тогда и Брокк свои сокровища: Одину дал он кольцо и сказал, что каждую девятую ночь капают из него восемь колец, равных ему по весу; Фрейру дал вепря, который мог бежать по воздуху и по водам, не останавливаясь, день и ночь быстрее любой лошади, и даже ночью не сыскать столь глубокой тьмы в небе, которая не просияла бы от блеска его щетины. Тору дал карлик молот и сказал, что молотом можно бить с какою угодно силой и по любой цели, и молот никогда не даст промаха и всегда вернется обратно в руку; а если Тор пожелает, молот сделается так мал, что можно носить его за пазухой; один только есть в нем изъял - рукоять его коротка.И решили асы, что молот - лучшее из всех сокровищ и самое подходящее оружие для борьбы с инеистыми великанами, и рассудили они, что карлики выиграли заклад.Стал тогда Локи просить, чтобы позволили ему выкупить свою голову, но карлики-цверги отвечали, что на это и надеяться нечего. «Тогда ловите меня!» - крикнул Локи. Хотел Брокк схватить его, но Локи был уже далеко: у Локи были башмаки, в которых он мог бегать по воздуху и по водам. Тогда попросил карлик Тора поймать Локи, и Тор исполнил его просьбу, но лишь только собрался Брокк отрубить Локи голову, как Локи заспорил, говоря, что Брокку принадлежит голова, но никак не шея. Взял тогда карлик ремень и нож и хотел проколоть губы Локи, чтобы зашить ему рот, но как ни колол он ножом, нож никак не резал! «Пригоднее было бы тут шило моего брата», - сказал он и не успел помянуть шила, как оно было уже тут и он без труда зашил рот Локи. Ремень же, что послужил Брокку для этого, зовется Вартари, но Локи вырвал его с мясом.

Просмотр 8 сообщений - с 1 по 8 (из 8 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.